Присоединяйтесь к нам и следите
за новостями в социальных сетях

Человек говорящий: секретные способы научить ребенка говорить от мамы маленького болтуна

Я точно была не готова к неожиданностям. Самая пугающая из этих неожиданностей — график развития малыша. И не попасть в него было страшно. По весу и росту в первые месяцы у нас постоянно был провал. Наверное, именно поэтому я старалась изо всех сил обогнать по остальным пунктам: сидеть, ходить и говорить мы начали чуть раньше, чем положено. И если с двигательными навыками сын справлялся и без моих заморочек, то общению, на мой взгляд, нужно было именно учить.

Человек родился. И мама тут же начала болтать, как попугай

Я не молчала, наверное, ни секунды. Я говорила с сыном в роддоме, хотя еще не понимала, кто же он такой. Я говорила с ним дома, на прогулке, во время поездки, в больнице. Крошечный Севка лежал-полеживал, смотрел на меня внимательно, а потом и начал отвечать. Эти милые распевные «агуканья» и «улюлюканья» — счастье для мамы.

Обычно мы болтали по делу: я рассказывала обо всем, что с нами происходило.

«Смотри: это воробьи».

«Мама сейчас возьмет кружку, нальет чай, а выпьет его вечером, да, мой хороший?»

«Ну и что, что у нас с тобой каша сгорела, пока ты ел, папа нас любит, он и такую съест»…

И так целый день, каждый шаг. Были и звукоподражания сыну: однажды мы целый вечер хохотали над тем, как я говорю «гуингмы». Сын заливался, что такие звуки бывают в сочетании с таким глупым выражением лица у мамы, а мы с мужем от того, что, оказывается, наш сын умеет так громко, красиво и без умолку смеяться.

способы научить ребенка говорить

Я читала, что подражать сыновьим звукам тоже полезно — он начинает понимать, как он сам произносит звуки. Ну и еще мамина речь демонстрирует, как вообще произносить буквы, как должны двигаться губы, как звучат слова.

Иногда молчать я начала с тех пор, как сын пошел в садик. Три года комментирование продолжалось постоянно. А вот последние полгода садика мое речевое поведение изменилось: вечером после садика сын даже просит меня помолчать, пока мы едем домой, потому что он и так устал от шума. Вообще, перестроиться сначала сложно. Но приятно перестать быть попугаем.

И мама научилась слышать и слушать

Сначала я научилась слышать. Сын иногда вздрагивал от громких звуков, которые я раньше не замечала: вдруг зашумевший холодильник, стиральная машина, пикнувшая сигнализация на улице. Я начала их замечать. Оказывается, этих ежедневных шумов очень много. И хотя перечисленные выше скорее раздражают, но много и приятных: каждую прогулку мы слышали, как чирикают воробьи, как мяукают кошки, как смеются дети в песочнице.

Конечно же, каждый звук нужно было объяснить, показать, откуда он, научить сына его замечать. Приучая сына к новым для него звукам, я и сама научилась слышать. И, честно говоря, мне это очень понравилось.

А потом я научилась слушать. Это пришло чуть позже, когда сын уже заговорил. Он уже произносил слова понятно, но фразу строил довольно долго. И я научилась делать так: улавливала из его первых слов, что ему нужно, и исполняла просьбу. А он почему-то был этим недоволен. Сначала не могла понять: сын получил то, что просил. Так в чем проблема? А потом однажды я притормозила: он начал говорить, а я начала слушать. И в том месте фразы, когда я обычно уже бежала исполнять приказ, была длиннющая пауза, после которой последовало не менее длинное рассуждение о том, зачем ему это что-то надо и надо ли ему это что-то вообще. То есть сын не хотел исполнения своей просьбы, он хотел быть услышанным. Оказывается, он в свои почти два года был уже разумным человеком, которому интересно не только получать свое, но и общаться. Пришлось перейти на его темп: когда сын начинал говорить, время замирало. И мы его слушали.

Я считаю, что это было очень полезное открытие: сыну понравилось рассуждать, понравилось, что его воспринимают, как человека, который может говорить дельные вещи. До сих пор любит поумничать и порассуждать на тему зарождения мира.

И мама выучила миллион и еще немного веселых стишков и потешек

Но начал этот процесс папа. Удивительно: в семье из инженера и журналиста стихосложением отличается инженер. Он готов рифмовать что угодно и когда угодно. Поток рифм к словам «Севка», «сын», «шалопайчик» начался с беременности и не затихает до сих пор. Иногда этих рифм даже слишком много и для меня, и для сына. Но творческую личность не унять.

способы научить ребенка говорить

А вот я предпочитала пользоваться уже готовым продуктом. В ход шло все, что только помню: потешки, которые мне читали еще в детстве; потешки, которые достались от взросления племянницы; новые для меня стихи из детских книг вроде Ренаты Мухи; да что уж там — даже любимый Маяковский до сих пор частенько идет в ход. Благо, память хорошая.

Мнение редакции
Елена Калита
Редактор журнала
Лучшим воспитанием всегда будет личный пример родителей. Хотите привить ребенку определенные навыки или качества — сделайте, в первую очередь, из себя такого человека, каким хотите видеть сына или дочь. Польза обоюдная: приумножая собственные успехи, не за горами тот день, когда родители с гордостью признают успехи своих детей.

Массаж

Различные потешки и прибаутки во время массажа — обязательное условие. Внимание сына все сосредоточено на мне, на прикосновениях, на спокойных действиях: отличный способ быть услышанной. Каждое упражнение обязательно сопровождалось описанием того, что делаем: «Погладим, погладим… А теперь лягушонок, большой лягушонок и маленький лягушонок… А теперь покрутим педали, поехали с Марусей на речку… А до носа ты пальчиком ноги дотянешься? Молодец! А это мизинчик, это безымянный…» И так далее без умолку.

способы научить ребенка говорить

Так мы запомнили названия частей тела — наверное, второй блок слов, которые сын научился говорить после «мамы», «папы», «бабы», «деда», «луны» и «банана». Он знает, где находится голень, где бедро, как называются пальцы.

Дополнительный бонус для взаимодействия с мамой: он точно знает, как назвать часть массажа, которую сейчас, во взрослом возрасте, ему нужно повторить.

Отдельной частью массажа стоит гимнастика для глаз в самом раннем возрасте. Мы тренировали зрение погремушками: я медленно передвигала их из стороны в сторону. Погремушек было две: корова и звездочка. Про корову читала стих Мухи, про звездочку пела Наутилуса. Даже крошечный Севка наслаждался. Любовь к этим погремушкам, стихотворению и песне до сих пор. Стоит напомнить — и Сева становится нежный, ласковый и спокойный.

Колыбельные песни

От классических колыбельных до любых плавных мелодий. Во время дневного сна дома без песни Сева не засыпал вообще ни разу до сих пор. Да и мне приятно: верный слушатель, который полностью доволен моим пением, всегда под рукой. Хотя знаю одну девочку, которая, как только научилась говорить, попросила маму больше никогда не петь, потому что звучит некрасиво. Но у нас сын не такой притязательный.

Колыбельные в первый год жизни пригождались не только для сна. Рев сына во время укачивания (например, после какого-либо падения или просто плохого настроения) можно было унять простым способом: спеть песню неправильно. Перепутать строчку, мелодию, слово в песне. Сын тут же замолкал, просил пропеть еще раз, давал понять, что так петь нельзя, дожидался правильной строчки и улыбался, как будто только что получил новую игрушку.

Очень простой способ успокоить любителя разговоров, который у нас всегда работал безотказно. Даже после того, как нам рану на лбу зашивали. Но это уже совсем другая история.

И мама разлюбила читать

Всегда любила читать. Помню, было время, когда я читала даже во время ходьбы. Да я и сейчас могу неожиданно для себя весь дневной сон сына провести за книжкой, которую открыла на пару минут. И перечитывать книги люблю. Ну, через пару лет после первого прочтения. Но не каждые же пять минут! Ну как можно десять раз подряд слушать сказку про рыбу Тай? А вот можно! И еще можно не всю сказку десять раз слушать, а любимый абзац. А еще можно вопросы задавать во время чтения, и каждый раз одни и те же.

способы научить ребенка говорить

Но ведь чтение развивает, а значит надо терпеть. И десять раз отвечать на один и тот же вопрос про глупый костюм глупой рыбки Тай. Но это сейчас, в три с половиной года. Начиналось-то все прекрасно. Да и вообще, осталось немного потерпеть: скоро сам начнет читать.

Первые книги

Интерес к книгам у сына проснулся в 6 месяцев. Ему стало интересно, что же лежит на полке, стало интересно их листать. Купили книжки для купания в ванной: сюжета никакого, картинки крупные и красивые, книжки можно жевать, поливать слюной, брать с собой в ванну. Но толку от них для нас не было никакого. Слушать три слова и смотреть картинку — занятие не для Севы.

Тогда попробовали настоящие книги. Первые книжки-малышки взяла нам бабушка: «Каравай», «Ладушки», «Тень-тень-потетень». Этот вариант — много букв, простой сюжет и яркие картинки — подошел нам больше. Сначала читали в любое время, когда хотелось поваляться без дела. Но после года сын подсел на первые в его жизни мультфильмы и не мог от них оторваться. Тогда попробовали заменить их книгами. И как-то так повелось, что чтение у нас сопровождалось кормлением (грудное вскармливание). И вот тут-то возникла проблема.

Кормление в сочетании с чтением превратилось в развлечение. Он мог висеть на груди полчаса и не съесть ни глотка. И свернуть это нам очень долго не удавалось. Стоило взять книжку — сын требовал есть. Когда завершала грудное вскармливание, то с книжным кормлением справиться было тяжелее всего.

Решение было одно: отказались на несколько месяцев от совместного чтения, Сева читал только с бабушкой.

Бесконечный повтор прочитанного

Он есть. Бороться с этим пока бесполезно. Со стихами этого было меньше, а вот сказки и энциклопедии должны быть прочитаны бесконечно много раз. Из отрицательного: маме очень скучно читать один и тот же текст. Из положительного: сын помнит наизусть каждое прочитанное слово. А учитывая его страсть к энциклопедиям, пока есть шанс вырастить всезнайку.

Вопросы во время чтения

Раздражают еще больше, чем повторы. Только увлечешься историей — и на тебе, надо прерываться. Но вообще-то вопросы сына заставляют задуматься. Из последнего: «А как спят муравьи в муравейнике? На животике или клубочком?». Ответы на эти вопросы развивают мамину смекалку и мамино воображение, а если еще найти ответ в интернете — расширяют кругозор нас обоих. Например, я теперь знаю, чем отличаются разные виды холодного оружия друг от друга. Это было необходимо, чтобы понять, почему Леонардо из «Черепашек-ниндзя» пользуется таким необычным мечом (и я теперь знаю, что называется он «катана»).

способы научить ребенка говорить

Но, благодаря этим вопросам, я открыла для себя не только виды оружия и другие энциклопедические знания — мне открывается мой сын. «Я не знаю ответ. Сева, а как ты думаешь, как именно спят муравьи?». Что только не услышишь в ответ! И так здорово, что сын умеет рассуждать, умеет придумывать кучу вариантов развития событий или — что тоже бывает — умеет хитро все-таки заставить маму ответить вместо себя. В общем, надо стойко выдерживать все эти вопросы, чтобы развивать красноречие и фантазию сына. Но обороты речи, которые он использует в диалоге, показывают, что терплю я все-таки не зря. Приятно поговорить с умным человеком.

Что читаем?

Мы читаем только то, что сын хочет читать. И обычно мы читаем только тогда, когда он хочет читать. По-моему, в этом весь секрет: ну невозможно заставить трехлетнего непоседу меня слушать. Пробовала. Не работает. Поэтому лучше положить книгу на видное место (а лучше несколько книг, чтобы можно было выбрать), дождаться, когда сын заинтересуется, и потом заняться своими делами. Пусть он даже немного поуговаривает почитать. После того как этот маленький диктатор сам добился того, что хотел, он читает гораздо охотнее, чем когда идея почитать исходит от мамы.

В списке прочитанного ничего необычного: К. Чуковский (особенно любима «Муха-Цокотуха»), сказки про животных, стихи А. Барто, стихи Ренаты Мухи, русские народные сказки. Из недавно горячо полюбившихся — «Денискины рассказы» и различные энциклопедии. Из «Денискиных рассказов» теперь разыгрываются целые сцены с повторением всех диалогов, а из энциклопедических тем сейчас особенно популярны динозавры.

Из неожиданно понравившихся — «Маленький принц» Экзюпери. Прочитала только потому, что перечитывала сама. Сын был очарован.

И мама стала обезьяной

Артикуляционную гимнастику люблю еще с тех времен, когда в детстве играла в любительском театре. Любовь усилилась, а количество упражнений увеличилось после предмета «Техника речи» во время учебы. Приятно понимать, как отдельные части меня могут произносить звуки. И приятно ощущать, что человек сам может «научить» свой рот говорить, если не забывает думать о том, как произносит слова.

Ну и еще это очень весело: такие забавные рожицы получаются во время выполнения упражнений. И вот наконец-то эти веселые рожицы пригодились: «рыбка», «язык в трубочку», «переворот языка» в разные стороны, да даже просто высунутый язык — все это способно развеселить даже самого недовольного на свете малыша. А повторять за веселой мамой ведь так интересно! Поэтому мне даже не пришлось заставлять сына заниматься специальными упражнениями: мы баловались и строили друг другу рожицы, хохотали до икоты и заодно развивали речевой аппарат.

Мнение редакции
Илья Тарасов
Главный редактор
Задать вопрос автору
Уважаемые читатели, оставляйте комментарии под статьей, делитесь ей в социальных сетях, а если есть вопросы к автору, то обязательно задайте. Нам важна обратная связь.

Человек стал разумным

Сейчас, в три с половиной года, сын умеет хорошо говорить и хорошо рассуждать. У нас есть несколько «капризных» букв: «р», «ш», «щ», «ч», «ж», «ш», очень редко — «л». Но и с ними он иногда самостоятельно справляется без всяких тренировок.

Стоит немного позаниматься — буквы звучат лучше, «р» иногда произносится, «л» перестает пропадать, даже несколько раз получались отличные шипящие. Но заставить его сейчас выполнять упражнения даже во время игры очень сложно. Поэтому сына нужно «ловить» скучающим.

Обычно для этого подходят два наводящих скуку занятия: долгое путешествие, когда уже выспался, насмотрелся, а дорога все никак не заканчивается, либо поход в туалет (в туалете тоже совершенно нечем заняться, а удрать оттуда раньше времени совершенно невозможно).

Упражнения

Часть упражнений мы взяли из артикуляционной гимнастики, часть придумали сами, потому что нам так весело. Получается примерно следующее:

  • высунув язык лопатой, пытаемся сказать «люблю лопать оладушки» (шипящие и буква «л», но можно придумать любую строчку или скороговорку с нужной буквой);
  • рычим;
  • цокаем;
  • делаем упражнение «Грибочек» (язык «прилипает» к нёбу);
  • сворачиваем язык трубочкой;
  • высовываем язык лопатой;
  • высовываем язык тонкой иголочкой;
  • пытаемся дотянуться языком до носа;
  • пытаемся дотянуться языком до подбородка;
  • во время улыбки болтаем языком от одного уголка губ к другому;
  • «боксируем» языком щеки;
  • «рассматриваем» произносимые буквы: сын смотрит, как именно расположены мои губы и язык при произнесении буквы, рассказывает и пытается повторить;
  • играем в игру «Маленький пеликан-Большой пеликан». Маленький пеликан произносится «маленьким» голосом, большой пеликан — «огромным» голосом.

Проблема

Из-за того, что сына постоянно поощряли говорить и рассуждать, ему теперь сложно помолчать, когда говорят другие. Он может молча заниматься своими делами, может молча играть со мной, может молчать, когда ему скучно. Но стоит завести разговор двум взрослым — ему тут же хочется в нем участвовать. Когда это диалог — все отлично. Но чаще это бывает монолог, которым сын стремится переговорить отвечающих на вопросы друг друга родителей. Или поток вопросов, которыми нужно завалить маму, чтобы она говорила с ним, а не с папой. Но еще сложнее с посторонними, которые не готовы выслушать его рассуждения до конца (например, воспитатели в детском саду): обязательно последует обида. Он и сам видит, что иногда его речи не вовремя. И иногда даже сам и не хочет перебивать. Но вопросы выскакивают сами собой. Что с этим делать, мы пока не придумали. Думаю, этот период скоро пройдет, потому что все чаще сын старается следить за своими словами.

Да, еще нас пугали, что от сыновьей любви к словам «мужские» путешествия с папой и дядей в гараж могут обернуться богатым неприличным словарным запасом. Но почему-то подобные выражения проходят мимо него. Видимо, в гараже слишком много всяких интересных инструментов и деталей, не до слов.

За три с половиной года с речью у сына ни разу не было проблем. Говорить он начал, когда положено, смеялся и агукал мелодично, читать, рассуждать, делать упражнения очень любит. Мы никогда не занимались специально, все происходило само собой. Такое ощущение, что сын уже родился с желанием научиться говорить и понять, как устроена речь. В общем, у нас в семье растет филолог.

Помогает ли наш подход для развития речи? Не знаю, сложно судить по ребенку, который, как он говорит, «и так все знает». Чтобы понять, так или иначе надо учить говорить, нужна будет проверка на брате или сестренке. Если только они тоже не окажутся с «языковым чутьем».

Рейтинг автора
3
Автор статьи
Редактор: Елена Калита
Написано статей
6
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Елена — редактор журнала

Здравствуйте! Вам понравилась наша статья? Пожалуйста, оставьте комментарий и подпишитесь на нашу группу Вконтакте, там много интересного.

Подписаться...