Присоединяйтесь к нам и следите
за новостями в социальных сетях

Угроза прерывания беременности: насколько это опасно?

Беременность – одно из самых значимых событий в жизни любой женщины. Хорошо, когда она протекает легко, без осложнений. Однако бывает и так, что проблемы появляются с первого дня задержки и заканчиваются только с появлением малыша на свет. Такой была моя вторая беременность, осложненная угрозой выкидыша, которая плавно сменилась угрозой преждевременных родов.

Причины и симптомы угрозы

Моя первая беременность проходила на удивление легко и просто, и я считала, что по-другому и быть не может. Однако когда дочке исполнился 1 год и 3 месяца, я забеременела второй раз.

К этому времени я только месяц назад отказалась от грудного вскармливания. Невосстановившийся организм очень тяжело отреагировал на новую беременность.

В результате возникла угроза. В моем случае это была угроза самопроизвольного аборта до 22 недели, а после мне поставили угрозу преждевременных родов.

Угроза прерывания беременности: насколько это опасно?

Причин, которые вызывают такое патологическое состояние, множество. Это может быть гормональный сбой, половые инфекции, гинекологические заболевания, особенности строения половых органов женщины, физические упражнения, стресс и многое другое. У меня угроза возникла вследствие истмико-цервикальной недостаточности (ИЦН).

Рождение первого ребенка не обошлось без сложностей, одной из которых стало использование приема Кристеллера в родах.

Если говорить доступным языком, то для изгнания ребенка врачу пришлось надавить на живот, «выдавив» его на свет. Об этом методе ходит много ужасных историй в сети интернет. Моей же дочери он помог родиться, а последствий в виде различных травм у нее не было. Однако, как выяснилось позже, этот метод отразился на мне, повредив шейку матки. Вынашивая второго ребенка, нашего сынишку Ванюшу, появилась ИЦН, то есть преждевременное укорочение шейки. Ситуация дополнительно осложнялась повышенным тонусом матки.

Первоначально симптомы были не сильно тревожащие. У меня на руках был маленький ребенок, которого я хоть и старалась как можно меньше поднимать, но совсем избежать этого было нельзя. Поэтому болезненные ощущения внизу живота и в пояснице я списывала на то, что много беру дочку на руки. Однако боли становились сильнее, а я начала ощущать тонус в виде «окаменения» матки.

Угроза прерывания беременности: насколько это опасно?

Как пришлось бороться?

Первые тревожные признаки возникли в самом начале беременности, примерно к 9 неделе. На мои жалобы в женской консультации мне прописали Магне В6, а также свечи с папаверином. Лучше мне не становилось, тонус усугублялся. В 16 недель меня отправили на экстренное УЗИ. Врач хотела уточнить, «нет ли отслойки плаценты, можно ли еще спасти ребенка». Только в тот момент я осознала, что незначительно беспокоящие меня боли могут свидетельствовать о серьезных нарушениях, от которых зависит жизнь моего ребенка. К моей большой радости, отслойки не было, малыш чувствовал себя прекрасно, пугал лишь гипертонус. Дозу магния мне увеличили и прописали дополнительно но-шпу.

Три недели я старалась побольше отдыхать дома, практически перестала делать домашние дела. Однако это не помогло и в 19 недель нас с Ванюшей положили в гинекологическое отделение. Шейка укоротилась, тонус был сильный. Снимали его с помощью капельниц с магнезией. И хотя лечение помогало, но стационар стал еще одним стрессом для меня.

Все те ужасы, которые описывают в интернете на форумах, но которые можно закрыть и не читать, предстают перед глазами, и избавиться от них не представляется возможным.

Поскольку это была гинекология, то три женщины из шести в нашей палате готовились к операции или лежали после ее проведения. Три поступили с беременностью на одном сроке в 19-20 недель. Я со своим тонусом и ИЦН, женщина с замершей, как выяснилось, беременностью и третья пациентка с отошедшими на столь малом сроке водами. Я так и не знаю, что с ней стало. На момент моей выписки она уже две недели пролежала без амниотической жидкости, но ребенок был жив.

После полученного лечения мы с Ваней продержались до 26 недель, после чего у меня начались схватки. Стараясь их остановить, ставили капельницы с гинипралом, а также давали нифедипин. Схватки снимались хорошо, но данные препараты оказывают сильное влияние на сердце, а применялись они в больших количествах. В результате я обзавелась тахикардией, ее отголоски беспокоят меня до сих пор. Хоть и удавалось устранить сокращения матки, но долго эффект не держался. С 26 недели по 36 они начинались регулярно, в результате основное время я провела в стационаре, изредка возвращаясь домой и вновь уезжая на скорой.

Угроза прерывания беременности: насколько это опасно?

Лежали мы теперь не в гинекологии, а в областной больнице в отделении патологии беременности. По сравнению с гинекологией находиться здесь было еще тяжелее для меня с расшатанной за время беременности нервной системой. Около 40 женщин со всей области собрались в отделении с наиболее тяжелыми случаями. Это гипотрофия плода, резус-конфликт матери и ребенка, беременности, осложненные высоким давлением или сахарным диабетом и многое другое.

Кроме того, держать здесь явно не любили, максимальный срок с моим диагнозом составлял две недели на сохранении. Первый раз меня выписали через неделю. Еще в приемном покое, принимая меня обратно через неделю, сообщили, что выписали не только меня на таком сроке, но и еще двух пациенток. Однако они вернулись в родах еще раньше меня, в результате ребенок одной умер, а второй борется за жизнь, но шансы его невелики. Именно тогда я поняла, что только я могу помочь своему ребенку.


Врачи будут делать все возможное, но я должна сама настаивать на госпитализации, если хочу сохранить малыша.

Я смогла растянуть срок до 36 недель, вернувшись в ту же больницу рожать. Схватки уже были и в районном роддоме меня уверили, что раскрытие есть, головка уже близко, и к вечеру я должна родить. Каково же было мое удивление, что в областном перинатальном центре меня опять не хотели принимать, утверждая, что рожать я сегодня не буду. Однако у Вани было свое мнение на этот счет, и 20 декабря он появился на свет с весом в 3310 г. Роды не обошлись без сложностей, но в результате все наши мытарства завершились благополучно, хоть и практически на месяц раньше срока.

Угроза прерывания беременности: насколько это опасно?

Психологические аспекты проблемы

Что испытывает женщина, каждый день старающаяся продлить свою беременность и ощущающая дикий ужас за своего ребенка? Думаю, понять могут только те, кто столкнулся с этим. Я стала бояться всего. Внимательно следя за своим самочувствием, я находила у себя признаки всевозможных заболеваний. После чего отправлялась делать или УЗИ, или КТГ.

Мне прописывали валериану и пустырник, которые не справлялись с моим эмоционально нестабильным состоянием.

Я прекрасно понимала, что я должна успокоиться, что мой стресс ничем не помогает, а только вредит. Тем не менее каждый раз, когда я чего-то боялась и бежала в больницу, опасения подтверждались и меня клали в стационар. Возможно своим излишним беспокойством я спасла жизнь своему малышу.

Мнение редакции
Елена Калита
Редактор журнала
«Если бы стресс мог помочь делу, я бы с удовольствием ему поддался», – сказал неизвестный автор. Как бы тяжело физически и морально ни давалась беременность, очень важно для малыша и будущей мамы не тратить силы на стресс, а сохранять спокойную уверенность и веру в лучший исход, ведь безвыходных ситуаций не бывает. И что бы ни произошло, и какими бы усилиями это ни далось, главное, понимать – это только начало к новому витку жизни.

С другой стороны, я уверена, что вера в хорошее творит чудеса, необходимо настроиться на положительный результат, представлять своего малыша, общаться с ним. Именно в больнице я стала молиться за него и называть его по имени. Многие со мной не согласятся, но я верю, что мысли, как ни банально это звучит, материальны. Не стоит прокручивать в голове все ужасные диагнозы, которые сообщили врачи. А что особенно важно, не стоит искать их в интернете, читая порой леденящие душу истории. Ведь непроизвольно мы переносим их на себя, а это не идет на пользу ни нам, ни малышам.

Другой тяжелый лично для меня момент состоял в том, чтобы оставить старшего ребенка. На тот момент дочери не было еще и двух лет. И хотя я понимала, что она находится с любящими папой, бабушками и дедушками, впервые за ее жизнь я не была с ней. Мне казалось, что они не смогут ее покормить, уложить, искупать. Однако родственники прекрасно справлялись без меня, ребенок был весел и регулярно рассказывал мне по телефону, как ей хорошо и чем она занимается.

Угроза прерывания беременности: насколько это опасно?

Как после сложной беременности решиться еще на одного ребенка?

Одна из причин, по которой женщине трудно решиться на рождение еще одного ребенка, кроется в тяжелой предыдущей беременности. И это действительно так. Вспоминая, через что пришлось пройти, сколько трудностей и переживаний преодолеть, становится очень страшно пробовать еще раз, даже если такое желание присутствует.

Всю беременность Ванюшей меня терзали противоречивые чувства. Я, как могла, растягивала срок и молилась, чтоб он родился как можно позже. С другой стороны, мне безумно хотелось, чтобы ребенок побыстрее появился на свет и безумный страх за его жизнь, терзавший меня все восемь месяцев, закончился.

Мнение редакции
Илья Тарасов
Главный редактор
Задать вопрос автору
Уважаемые читатели, оставляйте комментарии под статьей, делитесь ей в социальных сетях, а если есть вопросы к автору, то обязательно задайте. Нам важна обратная связь.

Но время после родов проходит, многое стирается из памяти. Уже не так страшно вспоминать, зато каждый день видишь, ради чего я так мучилась.

Ради этого маленького обожаемого мальчика с его обаятельной улыбкой, топорщащимися в разные стороны светленькими волосами и озорными глазками.

Кроме того, оборачиваясь назад, думаешь, что, поступив по-другому, можно было избежать многих осложнений. Так ли это – я никогда не узнаю. Хочется всячески убедить себя, что каждая беременность индивидуальна и такое больше не повторится, а если и будет тяжело, то я же теперь опытная и смогу справится гораздо лучше, с меньшим риском для малыша. Так я успокаивала себя. В чем-то это действительно так и есть. И может быть, я ошибаюсь, обнадеживаю себя и слишком спешу еще раз стать мамой, но вот уже опять заветные две полоски. И календарь беременности, утверждающий, что я опять в начале сложного пути длиной почти в 240 дней с его страхами и надеждами, переживаниями и слезами радости (я надеюсь!).

Угроза прерывания беременности: насколько это опасно?

В заключение

С уверенностью могу сказать, что угроза, даже если ее ставят на протяжении всего срока беременности – это не приговор. Малыша можно выносить. На это потребуется затратить больше сил и терпения. Нужно будет относиться к себе более бережно и осторожно, отказаться от работы или тяжелых домашних дел. Но когда речь идет о жизни ребенка, можно справиться с любыми трудностями.

Важно настроиться на хорошее, думать о ближайшем будущем, когда малыш окажется на руках. Тогда и любые невзгоды будет легче переносить.

Рейтинг автора
5
Автор статьи
Редактор: Елена Калита
Написано статей
8
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...


Добавить комментарий