Присоединяйтесь к нам и следите
за новостями в социальных сетях

Рассказываю о самой необычной работе 2018 года в России, или как прошёл мой Чемпионат мира по футболу!

Во время Чемпионата Мира по футболу 2018 я училась на первом курсе лингвистического университета. Я интересуюсь футболом, поэтому очень хотела принять участие в Чемпионате: попробовать себя в качестве волонтёра и, конечно, посмотреть матч. К сожалению, я упустила момент и не смогла ни стать волонтёром, ни купить билет. Переживала из-за того, что не воспользовалась таким уникальным шансом — Чемпионат Мира проходит в моём городе!

Как я нашла вакансию


Чемпионат шёл, я смотрела матчи по телевизору, и вот в один день мне написала знакомая, которая периодически подкидывает мне интересные вакансии. Она переслала сообщение, адресованное учащимся Политехнического института, в котором говорилось, что ведётся набор студентов для работы на Чемпионате. Кажется, это сообщение давно висело на сайте Политеха, просто сейчас о нём почему-то решили напомнить. В моём ВУЗе информации про работу на ЧМ не было. В пересланном сообщении были контакты человека, которому нужно было позвонить по вопросам работы.

Как я получила работу

Я позвонила по указанному телефону, меня пригласили на собеседование. Когда я пришла, мне рассказали суть работы, назвали правила, указали ставку (обо всём этом расскажу позже). От меня нужен был только паспорт, а также нужно было расписаться в договоре. Вопросов, по сути, не было.

Работа была доступна каждому: не спрашивали ничего, никаких знаний или опыта не требовалось. Я на всякий случай сказала, что хорошо владею английским и, к своему удивлению, получила ответ, что это неважно.

Меня добавили в чат в What’s Up и сказали, что в первый рабочий день я должна прийти за два часа до сбора (на самом деле многие пришли за полчаса до сбора — времени хватило), чтобы оформить аккредитацию — документ, подтверждающий то, что я являюсь работником на стадионе. Меня сфотографировали и вскоре выдали аккредитацию. Аккредитация выглядела, как паспорт болельщика (большая карточка, висящая на ленточке), только лента у нас была синяя и на аккредитации было написано «commercial affiliates» (обозначающее то, что я работник) и название компании.

О работе

Я работала на фудкорте, то есть помогала в реализации еды на Чемпионате. Кто был на стадионе, наверняка видел уголки, в которых можно купить еду. Такие уголки называются концессиями, именно на концессиях я и работала. Есть внутренние и внешние концессии, первые находятся непосредственно на стадионе, вторые — на улице. Людей полно везде.

Первый набор на работу прошёл ещё до Чемпионата, а я попала в набор “резерва” — нас брали на место людей, которые не стали отрабатывать все матчи. Таким образом, мы попадали в коллективы, которые работали уже несколько дней, все уже знали друг друга. В работе с такой загрузкой и такой «плотностью» (всего в моём городе было 6 матчей, к тому же была возможность съездить в другой город) всё происходит как-то быстрее: в первый день ты новичок, а выходя на работу во второй раз, ты уже можешь консультировать других людей. На третий день ты, если остаёшься на одной концессии с одними людьми, уже не «новенькая».

Всего было несколько должностей:

  1. Кассир — стоит на кассе.
  2. Раннер — подаёт кассиру заказы.
  3. Филлер — наполняет стаканы пивом.
  4. Повар — готовит хот-доги и гамбургеры.
  5. Грузчики, но это только для парней.
У раннеров и филлеров была одинаковая ставка — 200 рублей в час, у кассира — 220 рублей в час, у повара меньше 200: кажется, 180. Какая ставка была у грузчиков, не помню.

Была должность филлеров на стадионе: парень катил тележку, девушка (обязательно приятной внешности) подавала орешки и наливала напитки тем, кто захотел что-то купить.

картошка фри
Картошечка! Руки мыл?

Рабочий день длится 10 часов, таким образом, за день мучений можно получить около 2000 рублей (это моя ставка).

Правила

Правил было мало, но они были строгие. Во-первых, одежда. Это обязательно тёмный низ — чёрные брюки или джинсы (не уверена, допускались ли тёмно-синие) и тёмные кроссовки, желательно чёрные, без ярких элементов. Футболку и кепку нам выдавали либо с логотипом Bud (пиво), либо с логотипом Coca-Cola. Спонсоры Чемпионата были до смешного категоричны. Например, спонсором был, в частности, Adidas, и если у работника на кроссовках было название другой крупной фирмы, его приходилось заклеивать изолентой. Спонсоры даже между собой конфликтовали: колу нельзя было наливать в стаканчик с Bud, а пиво — в стаканчик от колы.

Во-вторых, нельзя выходить с концессии. Даже туалет на концессии, и, уходя в него, надо предупредить менеджера.

В-третьих, перчатки, конечно. Перчатки нельзя было снимать на протяжении всей работы. И касаться себя тоже было нельзя (но на это не особо смотрели).

В-четвёртых, телефоны были запрещены. Даже если клиентов нет, всё убрано и делать особо нечего.

В-пятых, вся наличка показывалась охраннику и пересчитывалась, после чего её стоило убрать в камеру хранения. Когда мы уходили с концессии, мы тоже показывали всю наличку. Если было хотя бы на 100 рублей больше, чем в начале дня, повесили бы штраф: считалось бы, что ты украл их из кассы.

Волосы у девушек должны быть туго заплетены.

Когда человек покупает напиток, ему отдают бутылку без крышки и стакан, крышка выбрасывается. Нас часто спрашивали “почему”, но мы сами не знали, нам говорили, якобы это в целях безопасности, что, конечно, звучит бредово.

Интересно: меня огорчило одно условие — крышку можно отдать, только если клиент кричит и скандалит, требует крышку. Таким образом, мы должны были отказывать людям, которые вежливо просили, а вот скандалами можно было добиться своего. К счастью, пока я там работала, я не встречала ни одного человека достаточно скандального для того, чтобы отдать ему несчастную крышку.

Крышка от пивной бутылки
Верните мою крышку!

Первый день


В первый день, после того, как была получена аккредитация, я узнала, что заявленный 10-часовой рабочий день — это на самом деле часов 12-13, так как собирались мы сильно заранее и ждали опоздавших. Когда все собирались, нам выдавали карту-пропуск, которую мы вставляли в аккредитацию. Она давала нам доступ ко всему стадиону. Понятия не имею, зачем это нужно было, так как на сам стадион, к примеру, мы не заходили. После этого мы организованно шли на концессию и переодевались, готовили фудкорт: убирались, расставляли бутылки в холодильниках так, чтобы “передняя часть” (логотип компании, название напитка) были повёрнуты к клиентам.

Сама концессия выглядела, как небольшое помещение: метр-полтора от кассы до холодильников, за холодильниками кухня тоже где-то в полтора метра шириной. За кухней раздевалка с камерами хранения и туалет.

В середине рабочего дня, после перерыва и во время второго тайма, у нас было немного времени на еду. Ели то, что приготовили сами, в основном хот-дог. В конце рабочего дня тоже кормили, но меня, как человека из резерва, отпускали сразу после того, как была закончена уборка. Быстрее пойти домой мне хотелось больше, чем поесть.

Я была раннером, подносила еду на кассу, формировала заказы, улыбалась посетителям.

Удалось ли посмотреть ЧМ?

Сразу отвечу на вопрос, который наверняка вас интересует. В первый рабочий день новички бросились на стадион, сфотографировались там. Я тоже пошла, конечно. Замечу, что мы даже не смотрели матч, так как это было часа за 3 до игры. Это первый и последний раз, когда мы были на стадионе, так как нам было запрещено туда ходить. Фотографировать там, кстати, нам тоже было запрещено. Нас тогда окликнула наша менеджер, предупредила, чтобы мы никуда не выходили, даже в туалет к стадиону выйти было нельзя, так как туалет был на концессии. Повёрнуты концессии так, что даже клочок стадиона не увидеть. На некоторых концессиях при определенном старании что-то могли увидеть и то не факт, на нашей даже это было невозможно.

Говорят, что в Саранске фудкорты поставлены иначе и можно что-то увидеть. У меня была возможность поехать в Саранск на день, поработать там (там просто не хватало работников и их привозили из моего города), но я отказалась, ибо слишком устала накануне (была моя первая смена) и пришла домой только в два часа ночи. Среди тех, кто поехал, мнения разделились: кто-то говорил, что не видно ничего, кто-то говорил, что чуть-чуть посмотреть можно. Некоторые видели Месси. А вообще, про Саранск много чего говорят. Там якобы и люди добрее (сама я не люблю грести всех под одну гребёнку), одной девушке-работнику болельщики просто так подарили шарф из магазина на стадионе (он стоит не меньше тысячи).

Отношения в коллективе

Строить отношения было некогда, но, конечно, как-то общаться пытались. Я лично ещё на сборе познакомилась с другой новенькой, мы пошли на одну концессию, так как концессии можно было выбирать. В коллективе нас было около 10 человек, ещё один бригадир (главная над нами) и менеджер (главная над нами и бригадиром, ответственная за деньги). В первый день у меня был очень хороший бригадир, но ужасный менеджер. Она пыталась оштрафовать кого-то за то, что у него кроссовки тёмно-зелёные, а не чёрные, хотя, по правилам, они должны быть просто тёмными.

В целом в суете сложно было с кем-либо познакомиться, но не было, по крайней мере, никакой неприязни ни к кому. Одной девушке дали чаевые 200 рублей, а она, замотавшись, положила их в кассу.

В результате в её кассе при пересчёте оказалось на 200 рублей больше, чем нужно, и её за это крупно оштрафовали, если не ошибаюсь, на целый рабочий день. Все за неё вступались, подтверждали, что это правда чаевые, а не она кого-то обсчитала, но менеджер была непреклонна.

В конце рабочего дня мы убирались, велся пересчёт кассы, нас благодарили, мы переодевались и сдавали одежду и карты-пропуски.

Перчатки на футбкорте
Перчатки надевать обязательно

Второй день: смена фудкорта

На второй день я пошла на уличную концессию. Меня записали филлером, хотя я, по сути, помогала формировать заказы (собирала хот-доги и приносила на кассу), говорила с иностранцами. Также я сопровождала покупателей. На концессии были две палатки: Bud и Coca-Cola. Пиво наливали в соответствующей, однако, купить его можно было и в палатке Coca-Cola. Если покупатель так делал, я должна была забрать у него чек и проводить его к другой палатке, дать ему пиво. Забавно, что о возможности купить пиво в палатке Кока-Колы почти никто не знал, куча людей стояли в огромной очереди в Bud, когда у Колы было мало людей.

В этот раз мне повезло и с бригадиром, и с менеджером. Тут даже сказать нечего — очень приятные люди, здорово было с ними работать. Когда меня спрашивали, как мне работалось на предыдущей концессии и как по сравнению с этим работать на уличной, отвечала, что на уличной несравнимо лучше. К тому же если на внутренней периодически пахло помойкой, то на улице витал запах гриля.

Тут уже у всех были телефоны, ибо менеджера никто не боялся, один человек даже бегал на большом экране матч посмотреть. Хочу заметить, что все, с кем я говорила, очень интересовались футболом. Большинство привлекала возможность стать частью ЧМ. Бригадира второго фудкорта, милейшую девушку по имени Лолита, ЧМ тоже интересовал. Мы активно следили за счётом, спрашивали его у Лолиты, находили минутку для того, чтобы загуглить, спрашивали у покупателей.


Проблемы


Разумеется, иногда возникали проблемы.

Как я бегала от РПН

Это может возмутить вас. Когда нас набирали в резерв, времени на оформление медкнижки не было, поэтому нас принимали без неё, даже не спрашивали о здоровье. Повара к тому времени уже давно были набраны, так что у тех, кто имел самый прямой контакт с едой, медкнижки были. Но, конечно, по всем стандартам человек без медкнижки вообще не мог работать на фудкорте. А по концессиям ходил с проверками Роспотребнадзор.

Нам сразу рассказали такой план: когда появляется информация о том, что идёт проверка, мы быстро переодеваемся (ради скорости мы носили футболки Кока-Кола поверх обычной одежды, в то время как остальные полноценно переодевались). Как ни странно, носить две футболки было не особо-то неудобно.

Мы переворачивали аккредитации так, чтобы сторона с нашей фотографией и обозначением нас как работников фудкорта была повёрнута к телу. Мы должны были выйти с концессии и прогуляться по стадиону, не привлекая внимание, а если кто нами заинтересуется, нужно было говорить: «Переходим с концессии на концессию, все вопросы к нашему менеджеру». К счастью, никто не интересовался. Смотреть матч, к сожалению, было нельзя, иначе нас сразу бы заметили.

Штраф

В первый день на меня повесили штраф в 600, кажется, рублей. Причина — кроссовки голубого цвета. Дело в том, что когда я уточняла этот вопросу девушки, принимающей меня на эту работу, она сказала, что раз уж нет другой обуви, можно пойти и в голубой. Менеджер это не оценила. Бригадир пыталась вступиться и сказать, чтобы она не штрафовала меня в первый же день, но, как я уже писала, менеджер у нас была жесткой и непреклонной. Пришлось брать кроссовки у подруги, хотя её размер гораздо больше моего.

Сделать прибыль

Эта проблема не касалась меня, да и вообще она не была серьёзной, но многим докучала, поэтому расскажу. На второй концессии к нам постоянно приходила девушка и говорила, какую прибыль мы должны сделать. Причём она так надменно спрашивала у менеджера: «А вы знаете, какой сегодня план?», после чего получала отрицательный ответ и называла заоблачную сумму (по-моему, 300 000 на кассу, именно 300 тысяч), которая, разумеется, не собиралась. Не знаю, были ли у кого-нибудь проблемы из-за этого. В конце концов, мы же не можем найти больше клиентов, чем к нам приходят.

Оплата картой
Главное прибыль

Третий день

С последним днём моей работы вышло откровенно паршиво. Я попросилась на ту концессию, на которой была во второй день, потому что мне очень там понравилось. Меня приняли.

В тот день мы ясно поняли, что для организации Arena Food, которой принадлежало право обслуживать людей на ЧМ-2018, весь мир состоит из чисел и сумм. Если вдруг оказывалось, что в конкретный день требуется меньше работников, чем пришло, об этом сообщалось менеджерам и бригадирам где-то через 5 минут после времени сбора, и они должны были просто развернуть и отправить определённое количество «лишних» людей домой.

В моей группе всех запустили на концессию, то есть мы прошли на стадион. Наш менеджер неправильно поняла информацию о том, что пришло больше людей, чем требуется, и никого не отправила домой, а вместо этого сказала, что троих человек заберут на другую концессию (такое практиковалось нередко, но у меня такого не было). Кассиров и поваров отдавать не хотели, так и осталось около 4 человек — филлеров и раннеров. В результате среди троих «отданных» оказалась и я. Нас попросили посидеть и подождать, но никто не приходил.

Нас даже не покормили, потому что мы как бы были не при концессии. Несколько раз приходил человек, который должен был нас забрать. Нужно было что-то заподозрить ещё на том моменте, когда он спросил у менеджера: «Вам прямо совсем не нужны эти люди?» (учитывая, что люди были нужны). Скажу честно, мы не особо пытались кому-то помочь, хотя несколько раз из вежливости предложили помощь, убрались. В общем, мы ждали несколько часов, потом выяснили, что нас надо было отправить домой, и менеджер сказала, что сейчас нас выведут. Меня уже и этот вариант радовал. Но нам сказали подождать ещё. Сначала долго велись разговоры о том, что нас надо вывести, потом решили попробовать найти нам место на других концессиях. Не нашли.

Нас держали ещё около часа. Под конец этих разбирательств мне стало плохо физически. Единственный плюс этого дня — нам позволили немного походить по внешней территории стадиона, там было много интересных вещей, приятно было их рассматривать (к сожалению, смотрела бегло, так как действительно плохо себя чувствовала).

Нам стало интересно, выплатят ли компенсацию. Всё же мы из-за чьей-то ошибки сидели там часов шесть. Нам сказали, что мы не работали, поэтому вряд ли. Наш куратор (та, что принимала нас на работу) сказала, что поговорит с начальством, но шансы на компенсацию очень малы. Мы были злыми и уставшими, одна девочка говорила, что подаст в суд, если компенсации не будет.

Отношения с иностранцами

Лично я отношусь к иностранцам крайне положительно. Во время Чемпионата наш город стал похож на кусочек Европы, было очень приятно видеть кучу иностранцев на улице. Я всегда помогала им, если они что-то спрашивали, однажды даже «отняла» иностранцев у волонтёров, которые пытались что-то объяснить и не могли. Волонтёры поблагодарили.

У меня есть целая коллекция фотографий с представителями разных стран. Оказывается, в России много людей совсем не говорят по-английски, иностранные гости были очень рады, находя англоговорящую меня, спрашивали: «Do you speak English?» с такой надеждой и грустью в голосе, что вгоняли меня в лёгкую печаль.

Много ли иностранцев было? Да, много. Шведы, говорят, вообще заполонили город. К сожалению, в день матча со Швецией я не выходила на улицу и не видела (жалею — люблю Скандинавию). Было очень много аргентинцев, это я отметила. Англичан, несмотря на истории о легендарных английских болельщиках, почти не было слышно. Людей из Южной Кореи было не меньше, чем аргентинцев. Что меня удивило, так это то, что, несмотря на количество иностранцев в городе, в очередях на уличный фудкорт я видела мало иностранцев, и в основном это были корейцы. Не помню, видела ли я на своей концессии хотя бы трёх представителей не Кореи и не России.

Уровень английского у коллег

Я уже писала, что меня очень удивило, что при устройстве на эту работу ты никак не подтверждаешь знание языка. Оказалось, что оно просто не нужно. Поработав на ЧМ, я увидела, как много молодёжи не знает простейших вещей на иностранном языке. Я была поражена, так как думала, что в современном мире английский хоть немного знают все. Бригадир и менеджер, девушки постарше, тоже, кстати, не знали английский.

Не понимаю, как можно отучиться в школе и не ухватить ничего. Кассир, с которой я работала на первой концессии, спрашивала меня, как по-английски будет «вода».

Из всех моих коллег говорили на английском всего пара человек. На второй концессии я предложила свою помощь (мне очень нравится говорить с иностранцами, да).

Это, кстати, отметили и вроде оценили, мне было очень приятно.

Истории об общении с иностранцами

У меня накопилось много историй, связанных с иностранцами.

  1. Корейцы в большинстве своём не говорят по-английски вообще. Каждый раз, когда в очереди стояли корейцы, мы плавно переходили на жесты. У некоторых был переводчик на телефоне, но даже с ним было сложно, они не понимали даже цифры.
  2. Убедилась в том, что ненавижу русских, пренебрежительно относящихся к иностранцам. Как-то ходила на фан-зону, она была переполнена. Мы шли, аккуратно огибая людей или вежливо прося пропустить. Дошли до места, где спиной к нам стоял аргентинец, попросили пропустить (не поняли сначала, что иностранец). Аргентинец, разумеется, не отреагировал, зато через секунду русский справа от него сказал нам: «Да он не понимает ничего, сейчас мы его отодвинем». И отодвинул. Честное слово, он сказал это как-то особенно мерзко и весело. А аргентинец улыбался, он же не понимал, что про него так пренебрежительно говорят. Мне стало так противно на душе, я просто сказала: «I’m sorry» и прошла.
  3. Идя с подругой, помогла аргентинцу с сыном найти отель. Сначала он просто спрашивал направление, мы объяснили, он поблагодарил и пошёл по указанному пути. Мы тоже шли той дорогой и хотели пообщаться, поэтому догнали его, спросили, куда именно ему нужно. Тогда он назвал отель, который я прекрасно знала, и мы проводили его прямо до этого отеля, попутно говоря. Очень приятный человек оказался, сильно поднял мне настроение.
  4. Лучший день был, когда Швейцария и Коста-Рика сыграли вничью. Болельщики обеих стран были такими радостными, здорово смотреть. Я ехала на одном шаттле с болельщиками и стала свидетелем прекрасной сцены: швейцарцы запели что-то хвалебное своей команде, другая группа людей сразу запела подобную вещь про Коста-Рику, жестами призывала подхватывать пение, в результате перепела «соперников». Один из швейцарцев, крайне весёлый и харизматичный парень, сделал выражение лица «а неплохо», стал «дирижировать» поющим. Когда всё это закончилось, швейцарец спросил: «Are you from Costa Rica?». Ответом было «No, we are from this town». 😀

Как всё обошлось?

Идя в офис, я знала, что мне заплатят 3400: два дня минус штраф. Каково было моё удивление, когда передо мной положили 4000 и дали ещё 500 рублей, попросив расписаться в том, что я получила компенсацию! Это было очень приятно, ведь нас убедили, что никаких компенсаций не будет. Но что было ещё более интересно — штраф исчез. Я честный человек, поэтому, поборов свою жадность, я открыто заявила о том, что у меня был штраф на 600 рублей за обувь.

Мне ответили, что если мне отдали 4000, значит, штраф скостили: большую часть штрафов оплатила компания. Это безумно подняло настроение.

Ещё, кстати, выдали футболку Coca-Cola, некоторым давали футболку Bud (последняя почему-то всем нравилась больше). Многим давали сертификат. К сожалению, не мне. Видимо, он давался только тем, кто был в первом наборе. Или, может, отработавшим определённое количество дней.

Мнение редакции
Елена Калита
Редактор журнала
Складывая в жизненную копилку очередной познавательный опыт, всегда с радостью можно думать о том, что этим точно можно будет похвалиться перед внуками.

Жаль, не знаю, срезали ли штраф той девушке, которую наказали за +200 рублей в кассе.

Итоги

Могу сказать, что это был прекрасный опыт. Несмотря на то что я не увидела вживую ни одного матча, мне очень понравилось. В первый день почему-то сначала было скучно и я даже немного боялась за себя: как раз незадолго до этого посмотрела произведение, в котором человек, работающий на конвеере и разделывающий рыбу, свихнулся от монотонности работы, и вот я, ожидая, когда придут покупатели, скучала настолько, что считала количество делений на заборчике перед концессией, пытаясь не сбиться.

К счастью, потом работа пошла очень интенсивно. Пока ты подаёшь еду, загружаешь холодильники, выгружаешь что-то и собираешь заказы, а ещё берёшь пиво и наливаешь его сама, тут не до скуки. Зато ноги потом болели адски, к счастью, боль проходила на следующий день. Дойти до метро было очень и очень сложно, шла то в обуви, то босиком. Через некоторое время боль проходила, и появлялось второе дыхание. Напомню, что раннеры, по сути, бегают на нескольких квадратных метрах, часов 7 за день. Да, кстати, садиться было нельзя, да и некуда. Уйдёшь в раздевалку — тебя скоро найдут и выгонят.

Мнение редакции
Илья Тарасов
Главный редактор
Задать вопрос автору
Уважаемые читатели, оставляйте комментарии под статьей, делитесь ей в социальных сетях, а если есть вопросы к автору, то обязательно задайте. Нам важна обратная связь.

Что насчёт денег, 4500 за три дня — это весьма неплохо, согласитесь. Впрочем, я не помню, куда потратила эти деньги: около 1500 вернула человеку, которому была должна, часть потратила на еду. Кажется, на что-то более приятное душе я потратила всего тысячу. Жалею, что не отложила в копилку, но всё же не жалею, что решилась поработать на Чемпионате. Это было очень интересно, пусть и утомляюще.

Напоследок хочу рассказать несколько интересных фактов:

  1. Волонтёры получают комплект одежды, состоящий из рюкзака, толстовки, штанов, превращающихся в шорты и, кажется, обуви и кепки. Эти комплекты они оставляли себе, одежда, кажется, хорошего качества. Если такую же одежду, только без надписи “Volunteer”, покупать в официальном магазине, выйдет тысяч на 30 минимум, хотя мне кажется, что эта сумма подбирается к 100000.
  2. Если вы были на стадионе и слышали объявления о том, через какое время начинается матч, знайте, что эти объявления давал волонтёр в рупор. Да, это не запись, девушка просто проговаривала одно и то же каждые несколько минут. Кто-то с рупором, конечно, необходим (вдруг кто потеряется и надо будет сделать объявление), но почему у неё не было диктофона с записью стандартной информации?
  3. Еда очень дорогая. Кола или вода – 200 рублей за 0.5. Хот-дог – 450 рублей (либо 400, а 450 – это комбо хот-дог + напиток, не уверена). При этом качество еды оставляло желать лучшего: хот-доги были абсолютно обычными — сосиска (говяжья или свиная) в булочке. На уличной концессии нас кормили фрикадельками с брусничным соусом (шведоориентированность)? Я очень люблю это сочетание, но брусничный соус был невкусным, а фрикадельки нравились только из-за голода. Большинство людей поливало эти фрикадельки горчицей и кетчупом, чтобы можно было есть. Ещё были так называемые «багеты» в упаковках. Сама не пробовала, но на второй концессии нам рассказывали, что, когда их накормили этими багетами, некоторых потом рвало. Когда маленький мальчик просил у отца багет, мои коллеги попросили меня сказать ему, чтобы он не брал багет, жалко было ребёнка. Я сказала, кстати, и он не взял. Самыми вкусными, говорят, были гамбургеры. К сожалению, попробовать не удалось.
  4. Клиентов очень много.
  5. Охранник, проверяя мою наличку, заглянул в сумку, в обувь, даже в подвороты джинсов, зато не открыл книгу, лежащую в сумке. Меня это так насмешило, что я сказала ему об этом, и он проверил. Прятать деньги в книгу — это же классический элемент кучи фильмов!
  6. Аккредитация работника давала мне право бесплатного проезда аж до 15 августа. Не знаю, почему так долго. Всё равно я её потеряла. Слышала от людей истории о том, что кондукторы сопротивлялись и отказывались пробивать билет. У меня такого не было, я постоянно слышала, что вот-вот через пару дней моя халява закончится, у них отбирают карты, по которым пробивали бесплатный проезд и так далее, и всё же стабильно я ездила бесплатно. Кстати, с негативом почти не встречалась, только один пассажир как-то озлобленно пробурчал кондуктору, мол, «бесплатный проезд этот, да?», и кондуктор тоже что-то пробубнила.
  7. В метро организация гораздо лучше, чем в других видах транспорта: там по аккредитации пропускали без проблем.
  8. Как-то меня спутали с болельщиком из-за аккредитации, одна девушка спросила, как мне матч. Ещё один раз я ехала в почти пустом трамвае ночью и увидела парня с такой же аккредитацией работника, улыбнулась ему. Здорово было видеть человека с аккредитацией.
  9. В метро у мужчин портфель проверяют чаще, чем у женщин, после ЧМ проверки, по сути, закончились, только иногда останавливают посмотреть, причем если найдут один металлический предмет на поверхности, вглубь копать не будут.
  10. На картах, установленных в городе, не всегда есть отметка «Вы здесь».
  11. Был забавный момент. Мы бегали от РПН. При этом было правило: тебя штрафуют, если тебя нет на концессии 15 минут. В тот раз мы «гуляли» особенно долго, прошло 14 минут и нам написали, что все ушли и пора возвращаться. А мы отошли довольно далеко, за минуту не вернуться. Шли и думали о том, оштрафуют ли нас. Не оштрафовали. 😀

Надеюсь, вам понравилась моя статья! 🙂

Рейтинг автора
3
фрау
Автор статьи
Редактор: Елена Калита
Написано статей
3
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...


Добавить комментарий