Присоединяйтесь к нам и следите
за новостями в социальных сетях

Как я участвовала в учениях добровольных спасателей… в качестве жертвы

Это был бы теплый летний день, если бы в начале июня 2017 в Питере не пошел снег. Я ходила по офису и напевала себе под нос «вот оно какое, наше лето», ловя на себе раздраженные взгляды коллег. Но мне было весело и почему-то ужасно хотелось в лес, хотя я понимала, что ни один здравомыслящий человек в такую погоду никуда со мной не поедет, поэтому дергать друзей абсолютно бесполезно.

Спонтанные решения, или как ввязаться в авантюру, не выходя из офиса?

Была пятница, и до конца рабочего дня оставалось всего пара часов, когда, листая ленту ВКонтакте, я увидела пост одной моей старой знакомой, в котором говорилось, что срочно нужны добровольцы на роль статистов для тренировки добровольных спасательных отрядов. Учения должны были проходить за городом все выходные, и из-за неблагоприятных погодных условий многие волонтеры отказались участвовать. Я не верила своей удаче, как и Мария (моя знакомая), которая и не надеялась найти кого-то в последний момент.

После работы я кинулась добывать зимний спальник у приятеля-походника. Он, конечно, удивился моему внезапному звонку, но не слишком сильно. За долгие годы знакомства у нас случались и более странные ситуации, чем мое спонтанное желание отправиться на ночь глядя в лес для участия в мероприятии, о котором еще вчера я даже не слышала.

Скорее всего, я бы не решилась на подобную авантюру, если бы к ней не была причастна Мария, которой я всецело доверяла, неоднократно присутствуя на мероприятиях, организованных с ее помощью.

Транспорт и место в палатке мне обещали обеспечить, ближе в 9 вечера позвонил водитель, которого попросили прихватить меня с собой, и уже через 20 минут мы ехали в направлении заброшенного военного полигона «Тайвань» (недалеко от Рощино). В машине, кроме меня, было двое спасателей (водитель и его спутница) и один мой будущий коллега-статист, у которого как раз оказалось свободное место в палатке. В общем, все складывалось довольно удачно.

На место мы прибыли уже ближе к полуночи, зарегистрировались и отправились устраиваться на ночевку. Распределение ролей для статистов было назначено на 6 утра. Несмотря на белые ночи, процесс установки палатки затянулся на добрых 40 минут, так как ровное и свободное место в отведенной статистам рощице найти было не так-то просто.

Как я участвовала в учениях добровольных спасателей

Спать в лесу было жестко и достаточно холодно, даже несмотря на теплый зимний спальник: ночью температура держалась около +4 градусов. Нормально выспаться за остававшиеся 5 часов, конечно, не удалось, тем более что я, как типичная сова, болезненно воспринимаю любые подъемы раньше 10 утра, но надо было обуваться и идти на распределение, а затем на завтрак.

Моя первая в жизни роль – жертва несчастного случая

Многие роли были распределены заранее, среди них встречались жертвы автомобильной аварии, застрявшие промышленные альпинисты, дети, пострадавшие от действия неизвестного вещества на заброшенном заводе и даже «черные копатели», случайно подорвавшие найденный снаряд времен Второй Мировой.

Мне досталась роль ребенка с черепно-мозговой травмой. Легенда была интригующей: группа подростков забралась на охраняемый объект, после чего за ними погнался сторож, находящийся, как водится, в состоянии сильного подпития. Потом что-то взорвалось, сторожа оглушило, а моя героиня оказалась заваленной в одном из помещений в полубессознательном состоянии после удара по голове.

Получив свои роли, мы отправились гримироваться. К этому вопросу организаторы учений подошли весьма серьезно, ведь для спасателей важно по внешнему виду пострадавших сразу определить характер и степень серьезности полученных травм, чтобы не нанести большего вреда. Мне добавили только «общую бледность» и живописную ссадину на лбу, которая должна была свидетельствовать о полученной черепно-мозговой травме, но были и более интересные случаи.

Статисты приобретали кровотечения различной степени интенсивности, ушибы, порезы, ожоги (в том числе и химические), открытые и закрытые переломы (из «ран» действительно выпирали обломки костей) и даже куски арматуры, торчавшие из мягких тканей. Небольшая площадка рядом с палаткой гримеров все больше начинала походить на кадры из фильма про зомби, причем где выжившие, а где «ходячие мертвецы» — было не всегда очевидно.

После грима мне выдали еще две дополнительные толстовки и пенку, чтобы не так холодно было дожидаться спасения, после чего мы с напарником («сторожем-алкоголиком») и еще несколькими статистами загрузились во внедорожник и отправились к своему этапу.

Учения на заброшенном военном полигоне

Большая часть территории, по которой должны были перемещаться спасательные отряды, была покрыта обычным лесом, а кроме того, по дороге нам встретился песчаный карьер (там был этап поиска с собаками) и небольшое то ли озерцо, то ли болотце, где должны были спасать утопающего.

Как я участвовала в учениях добровольных спасателей

Постройки тоже периодически встречались, но все они были давно заброшены. Назначение большинства с первого взгляда определить было сложно, но один из этапов располагался в обычном прямоугольном кирпичном здании, возможно, некогда жилом доме, а меня привезли к старому ДОТу, который только со стороны входа хоть как-то можно было отличить от очередного холма.

Когда нас повели на экскурсию, выяснилось, что в ДОТе установлены две дым-машины, изображавшие последствия аварии, но даже без белесого тумана, который делал абсолютно бесполезными любые источники света, узкие извилистые коридоры были настоящим лабиринтом.

Передвигаться приходилось очень осторожно, переходы были низкими, а из стен то там, то тут торчали остатки металлоконструкций непонятного назначения. В общем, чтобы спасти кого-то из подобного места, пришлось бы изрядно потрудиться.

Но этого организаторам учений показалось недостаточно, для команд были подготовлены еще два дополнительных подвоха.

Во-первых, жертва номер один – охранник, которого должны были найти в самом дальнем конце лабиринта в узкой щели неизвестного происхождения. По легенде он страдал от астмы и, наглотавшись дыма, начал задыхаться. Спасатели должны были понять источник проблемы, найти ингалятор, спрятанный в кармане куртки, и правильно его применить.

Во-вторых, один из проходов в самом начале маршрута был перегорожен красной лентой и полиэтиленом, обозначавшими, что в этом месте доступ невозможен (по легенде в коридоре произошел обвал). Именно там должна была находиться я.

Мне отвели достаточно просторную полутемную комнату, под самым потолком находилось небольшое отверстие, через которое проникал дневной свет. В это окошко вполне мог пролезть взрослый мужчина, но снаружи оно было практически незаметно, скрытое травой и кустами. Именно его должны были обнаружить и проверить спасатели, чтобы найти меня. Задача была весьма непростой, но, благодаря таким нестандартным сюжетным ходам, учения удавалось делать максимально приближенными к реальности.

После того как экскурсия была окончена, и все детали были оговорены, мы еще какое-то время наслаждались свежим воздухом, а потом получили сигнал о том, что первая команда скоро будет на месте, и отправились на свои позиции. Сразу после этого включились дым-машины, и ДОТ стало заволакивать густым белым облаком крайне неестественного вида.

Я лежала на пенке, свернувшись калачиком посреди комнаты, и смотрела, как лучи света из отверстия под потолком прорезают спиральки искусственного дыма, проникавшего через заграждение. Было холодно, очень тихо, сумрак и недосып усиливали ощущение нереальности происходящего: мне казалось, что я действительно нахожусь где-то под завалом, не могу пошевелиться или позвать на помощь, я чувствовала себя маленькой и очень несчастной.

Время тянулось мучительно долго, иногда я слышала какие-то звуки, голоса людей и надеялась, что меня, наконец, спасут. Но меня так и не нашли. Первая команда не справилась с заданием, как и вторая, и та, что была за ней.

Каждой группе отводилось около часа на поиски. Когда время заканчивалось, кураторы этапа звали меня, и я выходила на свет, чувствуя себя ребенком из подземелья. Спасатели сначала сильно удивлялись, увидев меня, а потом печалились, ведь ненайденная жертва – это снятые баллы.

Погода в этот день выкидывала такие фокусы, что создавалось ощущение, будто я провела внизу не час, а несколько дней. Каждый раз, когда я выходила, снаружи все менялось: сначала было пасмурно, потом на ясном небе светило солнце, а в следующий раз лил проливной дождь. Пока предыдущая команда разбирала свои ошибки, а следующая, получив координаты, направлялась к нашему этапу, было время, чтобы погреться у костра, попить чаю и немного перекусить.

Как я участвовала в учениях добровольных спасателей

Всего через нас должны были пройти 4 отряда, после чего планировалась новая смена статистов.

Если в первый раз я отправлялась на свое место, испытывая волнение и предвкушение, то в последний уже ни на что особо не рассчитывала. Удивительно, но именно эта команда сделала все правильно. После того как они нашли первого пострадавшего и оказали ему необходимую помощь, двое спасателей обошли место происшествия по кругу и не только обнаружили неприметный лаз (что уже удавалось одной из команд до этого), но и заглянули в него. Один из спасателей спустился через отверстие, бегло осмотрел меня (я старательно изображала полубессознательное состояние) и попросил носилки, на которых меня в итоге вытащили наверх.

В результате мне почему-то приписали травму ноги, которой в изначальном сценарии не было, хотя я старательно пыталась донести до медика, что с ногой все в порядке. Учитывая, что я при этом не выходила из образа, возможно, они решили, что спутанность сознания мешает мне объективно оценивать собственное состояние.

Конец смены: истории у костра

Мы дождались новую пару статистов, погрузились в машину и отправились обратно на базу. Наш этап был последним и самым дальним, поэтому по дороге нам периодически встречались команды: одни работали, другие направлялись к месту происшествия. В лагере горел большой костер, и работала полевая кухня, вокруг которой постепенно собиралась первая смена, подмерзшая и ужасно голодная. Еда была простенькой и довольно пресной, но это мало кого волновало.

Как я участвовала в учениях добровольных спасателей

Нам выдали большой мешок с картошкой, которую мы аккуратненько закопали в угли, их было предостаточно, ведь костер на этом месте без остановки горел уже почти третьи сутки (те, кто занимался подготовкой мероприятия, приехали гораздо раньше). Согревшись и напившись чая, ребята начали рассказывать, что было на их этапах. «Черные копатели», в числе которых был парнишка, с которым мы приехали на учения, потешались над горе-командой, первым делом принявшейся тушить костер. Порядок действий был верным, но проблема заключалась в том, что в куче песка, с помощью которого спасатели пытались погасить огонь, организаторы припрятали муляж еще одного снаряда, в результате благополучно оказавшегося в костре. Все «погибли».

Одна из девушек рассказывала, что ей пришлось забраться в герметичный мешок, в котором при помощи специального генератора поддерживалась циркуляция воздуха. Это было необходимо для организации этапа поиска с собаками, которые были в каждой команде.

Как я участвовала в учениях добровольных спасателей

Кому-то подобный опыт может показаться сущим кошмаром или сценой из фильма ужасов, но ей было очень уютно и удалось отлично выспаться (в отличие от всех остальных).

Другой участнице, прошедшей специальную подготовку, пришлось залезть в ледяную воду. Несмотря на то что на ней был специальный гидрокостюм, ощущения были не из приятных, но рассказывала она о том, как ее спасали, с не меньшим восторгом, чем остальные. Я тоже рассказала при наш этап не меньше десятка раз, хотя на фоне остальных моя история казалась не самой интригующей.

Больше всего я жалею о том, что у меня не было возможности посмотреть на все этапы со стороны, ведь размах был почти голливудский.

После окончания дневных тренировок предполагалась еще ночная фаза, на которую приглашали всех желающих. Я объективно оценила свои силы и поняла, что бессонную ночь в лесу мой организм, к сожалению, не выдержит. Хотя соблазн остаться был очень велик, я отказалась. Ближе к вечеру меня и одного из официальных фотографов подбросили на машине до Рощино, где мы сели на электричку и отправились в город. Впечатлений было так много, что при первой возможности я обязательно хочу повторить этот опыт, несмотря на холод и усталость.

Мнение редакции
Елена Калита
Редактор журнала
Нырнуть с головой в заранее спланированную хорошую авантюру — чем не способ выйти из зоны комфррта? Это прекрасная вероятность испытать себя на прочность и, возможно, шанс обнаружить в себе новые качества, а также возможность стать частью необычного и захватывающего приключения.

ПСО «Экстремум» — кто эти люди?

Когда я согласилась отправиться на учения, я даже примерно не представляла, что меня ждет и что это за спасательные отряды. Когда я прибыла на место, меня поразили масштабы организации, подготовки и оснащения. Все было более, чем серьезно: штаб учений, откуда координировалось все происходящее, был под завязку набит аппаратурой и походил на кадр из американского боевика, в каждой команде был медик с соответствующим образованием и полностью укомплектованной аптечкой первой помощи, каждый спасатель (включая собак) прошел курсы МЧС.

Но самое поразительное заключалось в том, что вся эта деятельность осуществляется исключительно на добровольных началах, то есть никто ни за что денег не получает. Все снаряжение и оборудование приобретается за счет средств участников.

Добровольный поисково-спасательный отряд «Экстремум» существует на территории Санкт-Петербурга и Ленинградской области уже на протяжении многих лет. Их деятельность полностью официальна и, как правило, осуществляется совместно с МЧС. Первоначально основным направлением был поиск потерявшихся в лесу туристов-походников и грибников. Таких заявлений в официальные инстанции в летний период может поступать до нескольких десятков за одни выходные. На всех ресурсов, к сожалению, не хватает, вот тогда и подключается «Экстремум».

Как я участвовала в учениях добровольных спасателей

Со временем заявки к ним стали поступать напрямую, количество участников возросло, а их квалификация и опыт значительно повысились, добровольные спасательные отряды начали выезжать для помощи на пожарах и при массовых авариях, когда лишние руки просто жизненно необходимы. Они дежурят по просьбе организаторов на массовых мероприятиях, проходящих за городом и при необходимости оказывают первую медицинскую помощь (такая необходимость возникает регулярно). А еще они по-прежнему ежегодно выводят из леса десятки заблудившихся грибников.

Мнение редакции
Илья Тарасов
Главный редактор
Задать вопрос автору
Уважаемые читатели, оставляйте комментарии под статьей, делитесь ей в социальных сетях, а если есть вопросы к автору, то обязательно задайте. Нам важна обратная связь.

Небольшое заключение

Отряды добровольных спасателей существуют не только в Санкт-Петербурге. На ежегодные учения съезжаются команды со всей страны, и каждый год их становится все больше. К сожалению, мне не удалось сделать хороших фотографий, потому что внешний аккумулятор я с собой не взяла и приходилось беречь заряд телефона, но подробный фотоотчет есть в официальной группе «Экстремума» ВКонтакте. Ребята очень интересно рассказывают о том, чем они занимаются, можно узнать много нового и при желании принять участие в регулярно проходящих учениях.

А еще телеканал Россия снял об этом мероприятии отличный репортаж:

Рейтинг автора
5
Автор статьи
Редактор: Елена Калита
Написано статей
11
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Елена — редактор журнала

Здравствуйте! Вам понравилась наша статья? Пожалуйста, оставьте отзыв и подпишитесь на нашу группу Вконтакте, там много интересного.